г. Алтын-Туу

Гора Алтын-Туу или Золотая гора, возвышающаяся на юге Телецкого озера, является сакральным местом не только Золотого озера, но и всего Горного Алтая. В 1895 г. В. В. Сапожников писал: «Над «золотой треногой» (по-алтайски - алтын таган) трёх вершин — Боже, Алтын-Ту и Корумбу - и расположен престол доброго духа Ульгеня, которому подвластно всё Голубое небо Алтая».

Жители Кумуртука, что еще в начале прошлого века располагался на слиянии Башкауса и Чулышмана, название Алтын-Туу (Золотая гора), объясняли обилием на ее территории соболей, считая схожим смысл двух слов: «золотой» и богатый.


На закате Золотая гора отбрасывает на озеро пирамидальную тень со светящейся вершиной. Мистики считают, что уже «приходит время, когда аномальная энергетика Алтын-Туу станет доступной для людей и будет способствовать их духовному очищению». Местные же жители Алтая считают, что Золотая Гора благоприятствует духовному и физическому благополучию человека.


«Алтын-Туу доселе никем не посещался и считается у алтайцев-калмыков священной горой, которой приносятся жертвы. Два дня усилий мы употребили, поднимаясь на эту гору. Спутником моим был миссионер, отец Михаил Чевалков, и три охотника калмыков-тёёлёсов. Мы карабкались верхом и пешком по самым трудным тропинкам, прошли лесную и полярную зону и, оставив за собой поля растительности, поднялись на высочайшую сопку Алтын-Тагана. С высоты этой горы, опускавшейся крутым утесом, лежало у подножия Телецкое озеро на 60 верст длины. Озеро это представляло очаровательный вид с высоты 7000 футов. Перспектива, открывавшаяся с высот при восходе солнца, так была громадна, что мы видели вершины всех будущих перевалов и снежные Айгулакские и Чуйские Альпы, лежавшие к югу по крайней мере за 200 верст…» (Отчет о поездке, по поручению Западно-Сибирского отдела императорского географического общества, в Горный Алтай, к Телецкому озеру и вершине Катуни, члена-сотрудника отдела Н.М. Ядринцева в 1880 году.)


«Вершина Алтын-туу представляет собою небольшую площадку, сплошь засыпанную угловатым корумом, которая постепенно закругляясь, переходит в крутые склоны. Почти во все стороны отсюда открывается дивная, изумительно громадная панорама, которая только с запада и севера несколько закрывается соседними вершинами Алтын-туу. На северо-восток от вершины под снежным полем тянется ложбина; она круто сбегает вниз между двумя сопками и, как бы обрываясь, открывает вид на треугольный кусок Телецкого озера. За синей поверхностью озера идет резкая черта противоположного берега, от которого круто поднимаются прибрежные горы; за ними еще гряда, более высокая, с остроконечными, местами белыми, зубцами; это труднопроходимые Телецкие и Абаканские горы; они уходят на север параллельно озеру. По раздвинувшимся вершинам гор можно проследить долину Телецкого озера почти во всю длину, но самого озера не видно, кроме упомянутого небольшого куска. На юго-востоке, за ближайшими сопками и хребтами, как прямое продолжение долины озера, глубокая долина Чулышмана кутается в синей туманной дымке; за ней, дальше на восток, громоздятся высокие снежные белки в верховьях р. Чёль-чу; а дальше на юг, почти на горизонте, вытянулась снежно-белая гряда Курайских белков, до которой отсюда верст полтораста; между этой грядой и нами целое море гигантских синих волн с беляками, протянувшихся далеко на запад. Всколыхнулось оно от титанического дуновения, да так и застыло…


Мы стояли у небольшой колонны, сложенной из камней еще 15 лет тому назад Ядринцевым (исследователь Алтая), и не могли оторваться от поражающей картины этих мощных складок земной коры, на дне которых затерялась человеческая жизнь…» (Сапожников В.В., 1895 г.)